?

Log in

No account? Create an account

< предыдущая запись | следующая запись >

Невиновный на год лишился свободы по заведомо сфальсифицированному обвинению в распространении порнографических материалов с использованием глобальной компьютерной сети Интернет (ч. 2 ст. 343 УК РБ). На всех этапах расследования должностными лицами умышленно допускались грубейшие нарушения требований уголовного и уголовно-процессуального закона, прав, свобод и законных интересов граждан.

Всё началось ещё в июле 2014 года, когда в настоящем журнале была опубликована статья «Белорусские девушки массово за деньги снимаются в эротике и порнографии», вызвавшая большой общественный резонанс. Напомню, в статье сообщалось о том, что в международном банке моделей, снимающихся в жанре эротики и порнографии, было обнаружено порядка сорока анкет (с портфолио) девушек из Беларуси. Как позже выяснилось в процессе живого обсуждения, некоторые девушки на момент задействования в съёмках для зарубежных студий к тому же ещё являлись и несовершеннолетними.

Так вот нашёлся один товарищ, который высказал слова зависти и гордости за этих девушек, снимающихся, с его слов, в таких именитых на весь мир студиях, а автора статьи публично обозвал дураком за его гражданскую позицию.

Каким же шоком стало, когда было установлено, что данный «товарищ» вовсе и не товарищ, а «гражданин начальник» из центрального аппарата МВД РБ. После того, как эту информацию обнародовали в журнале, а руководством МВД по данному факту было начато официальное служебное расследование – в адрес автора посыпались угрозы.

Одновременно со всеми этими процессами, бурлящими в виртуальной реальности, на свет оперативненько появляется рапорт начальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми КМ УВД Гродненского облисполкома полковника милиции Войнеловича А.А. на имя ВРИД первого замначальника УВД - начальника криминальной милиции Козела В.М., в котором тот указывает:

Докладываю, что сотрудники УНиПТЛ КМ УВД Гродненского облисполкома располагают информацией в отношении гражданина [Ф.И.О.], который в сети Интернет в личном блоге…

Рапорт начальника оперативного подразделения являлся полностью голословным, никакими материалами оперативно-розыскной деятельности или иными доказательствами подкреплён не был. Но при этом он послужил основанием для начала раскручивания маховика расправы.

Не обладая никакими юридическими основаниями для инициирования расследования в отношении событий, имевших место вне пределов Республики Беларусь и вне юрисдикции её правоохранительных органов, рапорт по цепочке спускается в Щучинский РОВД для производства доследственной проверки.

В отношении одного-единственного изображения, размещённого даже не в самой статье, а в комментарии под ней, отделом назначается искусствоведческая экспертиза, осуществление которой поручается областной экспертной комиссии по предотвращению пропаганды порнографии, насилия и жестокости при Гродненском облисполкоме. В адрес комиссии направляется чёрно-белая распечатка (страницы ЖЖ) низкого качества.

Одновременно с этим первый заместитель начальника Щучинского РОВД – начальник криминальной милиции подполковник Якусик А.К. направляет письменный запрос в Щучинскую ЦРБ с просьбой сообщить, состоит ли лицо, указанное в рапорте начальника областного УНиПТЛ, на психиатрическом учёте. Психиатр-нарколог районной поликлиники Чудовская Л.Я. в ответ 11.08.2014 направляет медицинскую справку № 1742 о том, что указанный гражданин якобы с июня 2011 года состоит под диспансерным наблюдением в психиатрическом кабинете в связи с наличием психического заболевания (с указанием диагноза).

Параллельно этот же подполковник милиции направляет письмо в суд Октябрьского района г. Гродно с просьбой выслать в отдел гражданские дела, рассмотренные судом в 2011 году в отношении интересующего его гражданина. Руководство суда направляет в РОВД два гражданских дела, рассмотренных в порядке особого производства, о принудительной госпитализации и лечении в психиатрической больнице. К слову будет сказать, высокопоставленный сотрудник МВД сам же лично и курировал вместе с сотрудниками управления КГБ по Гродненской области оба этих эпизода пятилетней давности. О чём в журнале подробно писалось ранее.

С какой целью гражданские дела запрашивались руководством органа дознания неясно, однако через месяц они были возвращены в суд начальником отдела подполковником Шастайло А.И. В материалах проверки и уголовного дела они не фигурировали.

Впоследствии по жалобе молодого человека руководством Верховного суда предоставление гражданских дел по запросу первого замначальника РОВД было признано незаконным, а в отношении руководства районного суда приняты необходимые меры реагирования.

В РОВД приходит заключение экспертной комиссии от 22 июля 2014 года № 24. И если изначально даже сотрудники милиции не имели претензий к содержимому статьи, а лишь к единственной обложке xxx-видеоролика модели из Гродно, размещённой в одном из комментариев, то комиссия признала порнографией часть содержимого непосредственно самой статьи, а именно двадцать одну модель. Да-да, я не оговорился: комиссия признала порнографией не какие-то конкретные изображения (обложки журналов), а именно моделей. С непосредственным перечислением их псевдонимов в своём заключении. Это составляет чуть более половины от общего количества анкет белорусских девушек из международного банка.

[ники моделей, признанные порнографическими]

Anastasia A aka Anastasia Erhova, Foxy

Bagira A

Bella A

Darida A

Emilia Sky

Gera A & Sibyl

Izolda

Karrin

Kristel A aka Alice V

Laeticia aka Aksana, Daria, Priscilla

Lana Stargina aka Starygina

Lina Diamond

Mishell A aka Ameli, Mishell, Sasha

Nicolina A

Nataly N

Naomi G aka Lana A

Oretha Mars

Pamela aka Amely

Swan A aka Swan

Tinka A

Yvonne


При этом на чём основано заключение экспертной комиссии понять невозможно ни умом, ни логикой.

Само заключение подписано заместителем председателя комиссии и секретарём. Первый является одним из руководителей Главного управления идеологической работы Гродненского облисполкома.

В нарушение требований законодательства в экспертном заключении не указано, кем конкретно проведена экспертиза, не содержится мотивированных ответов на поставленные органом дознания вопросы, не указаны название, вид, иные характеристики материалов, признанных порнографическими, на чём конкретно основаны выводы о наличии порнографии, не содержится ссылок на заключение эксперта и протокол заседания ОЭК и др.

Неизвестно, кто входил в комиссию и принимал непосредственное участие в конкретном заседании, являлось ли заседание правомочным и проводилось ли оно вообще. Состав комиссии лет десять как фактически засекречен. В прежнем составе, имеющемся в открытом доступе, преобладали идеологи из Гродненского облисполкома. Которые, как известно, не терпят иного взгляда на белорусскую действительность, а неугодные им материалы признают экстремистскими или, как в данном случае, порнографическими.

В заключении несколько раз напечатан один и тот же текст и констатация факта наличия порнографии со ссылкой на постановление Министерства культуры от 8 мая 2007 г. № 18. Так вот очевидно, что члены комиссии это постановление и утверждённую им инструкцию в глаза не видели, ибо не знают закреплённого там юридического толкования понятия «порнография» и его принципиальные различия с понятием «эротика».

эротическое искусство (эротика) - отображение человека во всем богатстве его переживаний с учетом половозрастных и индивидуальных особенностей людей, интимных отношений лиц противоположного пола, их изображение, которое одухотворяет сексуальность, не содержит грубого циничного натурализма, утверждает действительно человеческое в отношениях полов;

порнография - вульгарно-натуралистическая, омерзительно-циничная, непристойная фиксация половых сношений, самоцельная, умышленная демонстрация большей частью обнаженных гениталий, антиэстетичных сцен полового акта, сексуальных извращений, зарисовок с натуры, которые не соответствуют нравственным критериям, оскорбляют честь и достоинство личности, ставя ее на уровень проявлений животных инстинктов.

Легко убедиться, что в обложках на «странице преткновения» нет вообще никаких половых сношений, половых актов, извращений, зарисовок и самоцельной демонстрации гениталий. Про остальные характеристики и говорить не приходится.

Спустя два месяца доследственной проверки Щучинским РОВД возбуждается уголовное дело № 140151800010 по факту распространения порнографических материалов с использованием глобальной компьютерной сети Интернет неустановленным лицом. К слову, на сайте, расположенном за пределами страны.

Сотрудники милиции сами же себя и подставили. Для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица у них не имелось никаких юридических оснований. Однако это не помешало им собирать охраняемую законом информацию, в том числе содержащую врачебную тайну, в отношении конкретного гражданина.

Это также не помешало руководству территориальных подразделений МВД областного и районного уровней производить процессуальные действия по факту деяния, совершённого вне пределов Республики Беларусь, где к тому же оно не признано преступлением, и в нарушение принципа территориальности.

Постановление о возбуждении уголовного дело было вынесено оперуполномоченным группы наркоконтроля и противодействия торговле людьми районного ОВД капитаном милиции Старчуком А.В. Решение согласовано и утверждено руководством группы и отдела.

Ранее, с момента образования Следственного комитета, данный оперативник являлся следователем Щучинского РОСК, куда перешёл из дознания местного РОВД. Но после сфальсифицировал материалы проверки, порученной Администрацией Президента и Генеральной прокуратурой, о превышении служебных полномочий должностными лицами, в том числе местных отделов внутренних дел и департамента охраны МВД, а также Щучинского МРО УКГБ по Гродненской области. Следователь состряпал документы о том, что свидетели, которых ему надлежало опросить по факту событий, представлявщих интерес для следствия, якобы в категорической форме отказались от дачи объяснений из-за боязни мести со стороны якобы психически больного соседа.

Следователь Старчук решением вышестоящего руководства был отстранён от дельнейшего производства по материалу, материалы проверки перепоручены старшему следователю того же отдела Почебуту А.С. (запомните эту фамилию). В процессе дальнейшей проверки было установлено, что никто из соседей от дачи объяснений не отказывался и тем более не опасается своего соседа. От проколовшегося следователя по-тихому избавляются, переводя назад в райотдел милиции, руководство которого он собственно и прикрыл, являясь следователем РОСК.

И вот уже будучи сотрудником милиции он проводит доследственную проверку, в рамках которой пользуясь своими неограниченными полномочиями с санкции руководства МВД, руководствуясь мотивами личной мести, стряпает материалы в отношении неугодного ему лица с целью привлечения того к ответственности в рамках Уголовного кодекса.

Уголовное дело передаётся в Щучинский РОСК и принимается к своему производству следователем капитаном юстиции Наумчиком А.Н. К слову сказать, и указанный следователь, и всё его руководство, и весь личный состав следственного отдела (за исключением одного сотрудника) являлись выходцами из Щучинского РОВД.

В рамках предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному в отношении неустановленного лица, 23.09.2014 следователем РОСК с санкции юного заместителя прокурора Щучинского района Гончарова А.Н. тут же инициируется производство обыска по месту жительства гражданина, на которого указал начальник УНиПТЛ за два месяца до этого. Единственным основанием для его производства в постановлении был указан голословный рапорт начальника оперативного управления УВД. Клеветы со стороны высокопоставленного полковника белорусской милиции оказалось более чем достаточно для санкционировавшего обыск недавнего выпускника юрфака. Непосредственное его производство поручается Щучинскому РОВД.

24 сентября 2014 года в квартирах на лестничной площадке подъезда жилого дома, где проживает с семьёй наш герой, пропадает электричество. В двери квартир начинают стучаться неизвестные. В соседней квартире первой открывают дверь, после чего мужской голос интересуется, пропадало ли у них электричество. Входную дверь интересующей нас квартиры открывает старший сын хозяйки, которому один из присутствующих тыкает в нос ксивой. В жилище заходят четыре мужчины, один из которых предварительно щёлкает рубильники в щитовой, после чего в квартирах появляется электроэнергия.

Выясняется, двое из них сотрудники Щучинского РОВД - оперуполномоченные ГНиПТЛ Старчук А.В. и ОУР Жагунь Д.В., ещё двое – понятые. Непонятно только, какие у них были права и полномочия копаться в имуществе местных электросетей и обесточивать жилище с бытовой техникой нескольких семей.

В ходе часового обыска изымаются системный блок, ADSL-модем, диски, флешка и даже лет десять валявшаяся в коробке планка dial-up модема.

На вопрос фигуранта обыска, в каком процессуальном статусе тот проходит по делу, сотрудник милиции, собственно и возбудивший его, предлагает поинтересоваться у следователя.

Такая возможность молодому человеку предоставилась, когда следователь вызвал его на допрос в качестве… свидетеля. В качестве свидетелей на допрос были вызваны и остальные члены семьи.

По системному блоку, модемам и носителям информации назначается компьютерно-техническая экспертиза, производство которой поручается УГКСЭ по Гродненской области. Вопросов перед экспертным учреждением было на несколько листов. Характер вопросов наводит на мысль, что формулировали их где-нибудь в КГБ. Так как следствие интересовала информация, которая к распространению условно порнографических материалов не имела никакого отношения, а больше походившая на потуги установить попытку насильственного изменения конституционного строя Республики Беларусь или, на худой конец, иные действия в ущерб национальной безопасности страны. Местечковых следопытов интересовало всё: начиная с наличия на изъятом ПК Skype и его содержимого, программного обеспечения для доступа к виртуальным платёжным системам, пароли и логины, файлы и папки с целым перечнем фамилий сотрудников КГБ, СК, МВД и многое-многое другое в том же духе.

Свидетель в расчёте на защиту обращается с жалобой на имя начальника УСК по Гродненской области Леонко И.Э., в которой указывает на нарушения со стороны нижестоящего следственного подразделения, инициировавшего производство заведомо незаконного обыска (с изъятием имущества) по незаконно возбуждённому уголовному делу - в отношении неустановленного лица по голословному рапорту начальника УНиПТЛ - по которому сам заявитель проходит в качестве свидетеля.

Реакция со стороны начальника областного УСК последовала прямо противоположная той, на которую юридически обоснованно рассчитывал заявитель: ему сообщают, что он признан подозреваемым по уголовному делу. Это при том, что в уголовном деле не появилось совершенно никаких новых фактов и материалов, которые отсутствовали бы в материале доследственной проверки. В процессуальных документах следствия рапорт начальника УНиПТЛ отныне начинает фигурировать под кодовым названием «оперативная информация». Хотя никаких оперативных материалов ни в рапорте, ни в материалах доследственной проверки, ни в непосредственно уголовном деле не содержалось ввиду полного отсутствия таковых.

Органами дознания и предварительного следствия не предпринималось даже попыток запрашивать информацию, направлять запросы об оказании правовой помощи с целью установления лица, распространившего изображения из открытых источников, не запрещённые к распространению национальными юрисдикциями и прошедшие предварительную проверку со стороны редакции Livejournal, прежде чем статья была пропущена в ТОП блог-платформы.

В Щучинский РОСК приходит заключение компьютерно-технической экспертизы. Согласно ему, на изъятой аппаратуре не обнаружено никаких следов преступления. Эксперт с использованием специализированного программного обеспечения произвёл множественные технические манипуляции, в том числе по восстановлению и сканированию файлов на винчестере, носителях информации, однако ни данных для авторизации, ни идентичных изображений обнаружено не было. Эксперт в своём заключении также указал, что данный Живой журнал посредством исследованной техники вообще никогда не посещался.

Причастные к расправе должностные лица МВД, СК и прокуратуры в шоке от такого поворота событий и понимания, чем это всё для них обернётся. Следователю даётся указание назначить дополнительную компьютерно-техническую экспертизу. Перед экспертом ставятся новые вопросы, в том числе по поводу возможного нахождения на представленной для исследования технике зашифрованных файлов и папок. И здесь полный облом!

Почти двадцать миллионов рублей, которых стоило государственному бюджету производство двух экспертиз, улетели в трубу!

Параллельно с этим в отношении подозреваемого назначается амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза. При том, что в соответствии с требованиями УПК направление подозреваемого на судебно-психиатрическую экспертизу допускается лишь при наличии достаточных данных, указывающих, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется предварительное следствие. В уголовном деле таковых данных не имелось вообще.

Мотивом указывается представленная врачом психиатром-наркологом Щучинской ЦРБ Людмилой Чудовской медицинская справка о многолетнем нахождении указанного лица под диспансерным наблюдением в психиатрическом кабинете поликлиники.

Также следователь производит в психиатрическом кабинете поликлиники выемку медицинского документа подозреваемого, который в протоколе и материалах уголовного дела фигурирует как «медицинская карта амбулаторного больного». Указанная медкарта не содержит никаких регистрационных данных документа.

В этой связи стоит отметить несколько принципиальных моментов.

Форма № 025/у-07 «Медицинская карта амбулаторного больного» утверждена приказом Минздрава от 30.08.2007 № 710 и является первичной медицинской документацией по амбулаторно-поликлинической службе. В 2009 года во все учреждения здравоохранения было разослано письмо с разъяснениями за подписью первого заместителя министра здравоохранения, в котором специально оговорено, что медицинская карта амбулаторного больного подлежит хранению в регистратуре.

По психиатрической (наркологической) службе приказом Минздрава от 10.05.2007 № 350 утверждены свои формы первичной медицинской документации, в частности форма № 030-1/у-07 «Контрольная карта диспансерного наблюдения за пациентом, страдающим психическим расстройством (заболеванием)». Именно сей документ и должен был находиться на руках у психиатра-нарколога, если бы герой статьи находился у неё под диспансерным наблюдением.

Его же подлинная медицинская карта, заведённая в феврале 2011 года регистратурой поликлиники и имеющая все необходимые реквизиты документа, включая регистрационный номер № 16096, и поныне хранится там же в регистратуре, будучи практически девственно чистой, если не учитывать записи о выдаче справки об отсутствии наркологического учёта (факт выдачи аналогичной справки врачом-психиатром отражён не был) и прохождении флюорографического исследования.

Однако следователь Щучинского РОСК Наумчик А.Н. направился изымать амбулаторную карту не в регистратуру поликлиники, а в психиатрический кабинет, где её априори быть не могло. И при этом не изъял контрольную карту диспансерного наблюдения, которая вроде как должна быть, раз «врач» Чудовская Л.Я. предоставила заверенную личной печатью медсправку о нахождении лица под диспансерным наблюдением в психкабинете. Возникает вопрос, как тогда она на протяжении долгих лет осуществляла наблюдение за пациентом, если по данному поводу не имеется соответствующих утверждённых профильным министерством медицинских документов.

Согласно инструкции Министерства здравоохранения № 007-0106 решение об установлении диспансерного наблюдения в Щучинской ЦРБ могла принять только врачебная комиссия, специально назначенная управлением здравоохранения Гродненского облисполкома, с обязательным участием врача-психиатра. Само решение юридически подлежало оформлению в медицинской карте датированной, мотивированной записью, подписанной всеми членами комиссии. После чего лицу, страдающему психическим расстройством, надлежало сообщить информацию о факте взятия его на диспансерное наблюдение. О чём врачом-психиатром должна была быть сделана соответствующая запись в медицинской карте пациента.

В изъятой следователем Щучинского РОСК в психиатрическом кабинете районной поликлиники УЗ «Щучинская ЦРБ» медицинской карте записи об установлении диспансерного наблюдения нет. Как нет её и в подлинной медкарте, хранящейся в регистратуре поликлиники. В обеих медкартах нет и записи о факте информирования об установлении диспансерного наблюдения.

Всё это юридически свидетельствует о том, что в действительности под диспансерным наблюдением фигурант уголовного дела никогда не находился. Более того, подобное решение вообще не могло в отношении него быть принято, а в случае всё-таки нахождения под ДН указанное наблюдение за столько лет неоднократно подлежало бы прекращению сразу по нескольким основаниям.

В изъятой следствием медкарте находились два клочка бумаги.

Первый озаглавлен: «Заседание ВКК № 31 от 20 июня 2011 г.»

Второй: «Заседание ВКК № 31/а от 20 июня 2011 г. для решения вопроса о бесплатном обеспечении лекарственными средствами [фамилия, инициалы]».

Ну, это вообще классика жанра!

Мало того, что врачебно-консультационная комиссия Щучинской ЦРБ, подлежавшая созданию на постоянной основе решением главного врача, даже чисто теоретически не могла бы на тот момент принимать решение об установлении психиатрического диспансерного наблюдения в отношении кого бы то ни было, так как это просто не входило в её функции и полномочия, детально регламентированные приказом Министерства здравоохранения от 15.10.2010 № 1101 «Об утверждении Положения о деятельности врачебно-консультационной комиссии организации здравоохранения и перечня заключений, выдаваемых врачебно-консультационной комиссией организации здравоохранения, и сроков их действия». Так ещё и к тому же принятие подобных решений входило в полномочия совсем другого коллегиального органа («врачебной комиссии», а не «врачебно-консультационной комиссии»), подлежавшего созданию Гродненским облздравом.

Врачебно-консультационная комиссия не могла выносить заключение и о бесплатном обеспечении лекарственными средствами, так как этот вопрос находится всецело во власти конкретного врача, который выписывает гражданам лекарственные средства и перевязочные материалы при наличии у них медицинских показаний и документов, подтверждающих право на получение соответствующей льготы (бесплатно, со скидкой 90 или 50 процентов). Что регламентировано постановлением Совета Министров от 30.11.2007 № 1650 «О некоторых вопросах бесплатного и льготного обеспечения лекарственными средствами и перевязочными материалами отдельных категорий граждан».

При этом форма медицинского заключения ВКК официально утверждена приказом Минздрава от 06.07.2010 № 83. Заключение изготавливается типографским способом, является документом строгой отчётности, регистрируется в журнале регистрации заключений ВКК и подписывается председателем и членами ВКК, подлежало заверению штампом организации здравоохранения. По факту заседания комиссии составляется протокол. При этом председателем ВКК могло являться лицо, ответственное за организацию и проведение экспертизы временной нетрудоспособности в организации здравоохранения, определенное приказом руководителя организации здравоохранения. Законодательно утверждён и конкретный перечень заключений, выдаваемых врачебно-консультационной комиссией, сроки их действия. И т.д.

В нашем же случае два подложных заключения ВКК Щучинской ЦРБ изготовлены с помощью простого принтера на обрывках офисной бумаги. При этом по своей форме они кардинально отличаются даже друг от друга и отдалённо не похожи на форму заключения ВКК, утверждённую Минздравом. Оба подписаны психиатром-невропатологом Мерджан Н.И. (дочь заместителя главного врача УЗ «Щучинская ЦРБ» по организационно-методической работе Лыщика И.Ф.), врачом-наркологом Чудовской Л.Я. и врачом приёмного покоя Кочневым В.Б. (пенсионер 1950 г.р.; состоит в давних дружеских отношениях с замглавврача по ОМР).

Медицинская справка, как уже указывалось выше, была представлена в орган дознания ещё на стадии доследственной проверки. Однако это не помешало следствию сначала подвергнуть молодого человека допросу в качестве свидетеля, а позже с запозданием предъявить ему постановление о признании подозреваемым. При этом предъявили без участия защитника, присутствие которого в такой ситуации было строго обязательным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и постановления пленума Верховного суда. Сей факт легко установить по содержимому соответствующего постановления от 21.10.2014.

В самом постановлении о признании подозреваемым и в последующих процессуальных документах следователем с использованием однозначных формулировок указывалось, что именно данное лицо совершило преступление. На удивлённые вопросы подозреваемого по поводу гарантируемой конституцией и УПК презумпции невиновности, следователь заявил ему, что у них такая практика: раз признан подозреваемым или обвиняемым, значит, считается совершившим преступление. Как оказалось, руководство вышестоящих следственных подразделений и подразделений процессуального контроля СК, прокуроры придерживаются подобной позиции, ибо соответствующие доводы, указывавшиеся среди прочих в жалобах подозреваемого, ими просто игнорировались.

Накануне производства судебно-психиатрической экспертизы, 11 ноября 2014 года, следователь РОСК Наумчик и оперуполномоченный ГНиПТЛ РОВД Старчук допрашивали по месту жительства в качестве свидетелей жителей подъезда и дома, где проживал подозреваемый. От них-то и стало известно, что указанные сотрудники правоохранительных органов рассказывали им о том, что молодой человек находился в психиатрической больнице, что опасен для окружающих и т.д. и т.п., чем умышленно разгласили информацию, составляющую охраняемую законом врачебную тайну, разглашали подробности о личной (частной) жизни, ставшие известными им в результате производства по материалам и уголовному делу, в ходе проведения обыска по месту жительства семьи.

Подозреваемый обратился с жалобой в прокуратуру района. Прокуратура переадресовала жалобу в Щучинский РОВД и Щучинский РОСК. По её факту обоими подразделениями за несколько дней были проведены служебные проверки, которые не установили никаких нарушений со стороны своих сотрудников. В рамках проверки РОСК никто кроме вышеназванных сотрудников опрошен не был.

В рамках проверки РОВД заявителем были даны объяснения заместителю начальника отдела по идеологической работе и кадровому обеспечению майору Кириллову Д.Д., в которых он указал конкретных граждан, которым сотрудниками РОВД и РОСК разглашалась охраняемая законом информация и в чьём присутствии ими в его адрес допускались унизительные и оскорбительные выражения. Никто из них опрошен не был под предлогом отсутствия по месту жительства. Предварительно созвониться, опросить в другой день или по месту работы руководству отдела, видимо, религия не позволила.

На просьбу заявителя начальник РОСК предоставил возможность ознакомиться с их материалом проверки, из которого следует, что участие оперуполномоченного Старчука А.В. в производстве допросов осуществлялось якобы на основании поручения следователя №18/0010-14 от того же дня.

На копии поручения в материале РОСК имеется запись «Поручено нарочным» и подпись о/у Старчука А.В. Данная копия поручения, естественно, не содержит резолюции руководства ОВД, входящего номера и даты. Продемонстрировать соответствующую запись в журнале регистрации исходящей корреспонденции в подтверждение факта направления в тот день поручения следователя заместитель начальника Щучинского РОСК майор юстиции Виталий Левкович, проводивший служебную проверку, отказался в категорической форме.

На аналогичную просьбу заявителя ознакомиться с материалами служебной проверки по его жалобе начальник ОВД подполковник Шастайло А.И. категорически отказал. И завил, что имелось поручение следователя. Однако на уточняющий вопрос заявителя, было ли оно на момент участия в допросах зарегистрировано по входящему делопроизводству, начальник отдела ничего не смог ответить.

Всё это даёт основание с уверенностью полагать, что участие о/у Старчука А.В. в производстве следственных действий носило незаконный характер: поручение по исходящему и входящему делопроизводству в указанный день зарегистрировано не было, на момент производства допросов не имелось официального поручения следователя и резолюции руководства органа дознания о поручении ему производства конкретных следственных действий.

Допрос отдельных соседей вообще осуществлялся с участием обоих сотрудников, что навряд ли отражено в соответствующих протоколах.

14 ноября 2014 года подозреваемого вместе с материалами уголовного дела и изъятой подложной меддокументацией отвозят в управление судебно-психиатрических экспертиз УГКСЭ по Гродненской области. Примерно час он один сидит в коридоре УСПЭ, после чего начальник управления Воронова Т.И. и её заместитель Почобут В.С. (эксперт-докладчик) предлагают проследовать в кабинет первой, где также находится третий член комиссии эксперт-психиатр Капитонова О.Э.

Все садятся. Начальник УСПЭ начинает листать медицинскую карту без регистрационных данных, подэкспертный заявляет членам комиссии о том, что им для исследования представлена подложная медкарта. На что в ответ госпожа Воронова Т.И. заявляет, что это просто дубликат. Сомнительно, чтобы должностное лицо экспертной организации столь высокого уровня, да в свои-то годы не понимало юридического значения этого слова.

ДУБЛИКАТ - второй или следующий экземпляр какого-либо письменного документа, имеющий в отличие от копии, одинаковую с подлинником юридическую силу. Изготовляется в случаях, когда подлинный документ может получить только одна из сторон сделки. […] При определенных условиях дубликат выдается при утере подлинного документа.

«Капитал. Энциклопедический словарь» (В.Г.Гавриленко) («Право и экономика», 2009)

И тут в кабинет начальника структурного подразделения экспертной организации в момент производства комиссионной экспертизы кто-то без стука зашёл. Подэкспертный оборачивается и не верит своим глазам: заведующий отделения диспансерного наблюдения ГОКЦ «Психиатрия-наркология» Лелявко И.А. собственной персоной. Именно он в начале 2011 года по просьбе сотрудников УКГБ по Гродненской области решил вопрос о заведомо незаконном (без диагноза и решения суда) помещении нашего героя в психиатрическую больницу, где сам же и работал. О своих взаимоотношениях с сотрудниками КГБ он в деталях чистосердечно поведал в собственных письменных объяснениях старшему следователю следственного отдела прокуратуры Гродненской области.

Психиатр Лелявко зашёл в кабинет начальника структурного подразделения УГКСЭ как к себе домой, не спрашивая разрешения и не здороваясь с присутствующими членами комиссии, и удобно расположился в кресле.

Мгновенно проанализировав ситуацию и поняв, что происходит, подэкспертный замолк. В результате этого в следственный отдел было прислано сообщение о невозможности дачи заключения ввиду отказа подэкспертного отвечать на вопросы комиссии, и при сохранении необходимости направить подозреваемого на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу (нестражный контингент).

Молодой человек направляет жалобу председателю Государственного комитета судебных экспертиз Шведу А.И., в которой указывает на имевшие место нарушения со стороны руководства и сотрудника УСПЭ УГКСЭ по Гродненской области. Начиная с нарушений ими правил профессиональной этики и требований уголовно-процессуального закона и заканчивая злоупотреблением служебными полномочиями и покушением на дачу заведомо ложного заключения эксперта.

Начальник отдела ГКСЭ по организации работы с обращениями граждан и юридических лиц Ливай Е.В. скинул жалобу в УГКСЭ по Гродненской области, откуда спустя две недели пришёл ответ за подписью начальника управления Халенкова С.Н. Мол, проведённой проверкой по существу обращения установлено, что при проведении разъяснительной части экспертизы, кроме членов комиссии УСПЭ, иные лица не присутствовали; фактов разглашения данных предварительного следствия, нарушения норм профессиональной этики и нормативных правовых актов не выявлено; ввиду отказа от дальнейшего проведения судебно-психиатрической экспертизы выводы по ней работниками УСПЭ не формулировались, что не могло повлечь покушение на дачу заведомо ложного заключения.

Заявитель решил изучить, что там за такая проверка, кем и как проводилась, что ничего не установили. Приехал в аппарат областного управления ГКСЭ и написал заявление с просьбой ознакомиться с материалами служебной проверки. Сразу же выяснилось, что никакой служебной проверки не проводилось, а было лишь обычное рассмотрение обращения. Больше часа человек прождал в коридоре. Видимо, рассчитывали на окончание рабочего дня или что ему просто надоест и он уберётся восвояси.

Продолжение...

Избранные записи из этого журнала