?

Log in

No account? Create an account

< предыдущая запись | следующая запись >

Карательная психиатрия на вооружении армииБелорусская армия всё больше превращается в место, с которым не хотят связывать свою жизнь граждане призывного возраста.

Чтобы хоть как-то повлиять на проблему с всевозрастающим нежеланием белорусов мужского пола отбывать воинскую повинность, наше родное государство вынуждено идти на любые меры, только бы принудить молодых белорусов отдать зазря год-полтора лучших лет своей жизни.

Себе на вооружение руководство белорусской армии  поставило карательную психиатрию. В неё вовлечены все многочисленные психбольницы страны с их врачебным персоналом, который и призван воздействовать на неокрепшие умы белорусских мальчишек.  Дело это для армии оказалось организовать крайне просто по причине того, что белорусские психиатры являются офицерами медицинской службы запаса, имеют воинские звания и состоят на учёте в военных комиссариатах, подчиняющихся Генеральному штабу Вооружённых сил и Министерству обороны. Собственно в интересах армии эти офицеры-медики и проводят в составе комиссий при военкоматах и на базе психбольниц первичное медицинское освидетельствование и последующее психиатрическое обследование для решения вопроса о годности к срочной службе.  Приказ дан – работа началась.

В журнале ведётся публикация  криминальной истории помещения по личному указанию начальника УКГБ по Гродненской области генерал-майора Ивана Коржа в областную психиатрическую больницу г. Гродно, говоря языком Уголовного кодекса, заведомо психически здорового лица. Его незаконное помещение в психбольницу и нахождение там совпало с призывной кампанией в белорусскую армию.

Особую ценность разведанной им информации придаёт тот факт, что тогдашним руководством КГБ Беларуси по своей собственной инициативе в конце 2009 г. Управлению КГБ по Гродненской области было официально поручено провести специальные проверочные мероприятия с целью зачисления его на службу в органы государственной безопасности. С последующим направлением на обучение в Институт национальной безопасности КГБ (ранее – Высшие курсы КГБ СССР). Как вы понимаете, человек из провинциального городишки,  без блата и связей, не имея особых талантов не представил бы интерес для первых лиц Комитета госбезопасности.

В мужском отделении Гродненского областного клинического центра «Психиатрия-наркология» негласно установлено, что пациенты располагаются в палатах отделения в зависимости от своей условной опасности и близости к выписке. Само отделение в длину примерно метров 200, два медицинских поста расположены практически под прямым углом друг к другу. Выход из отделения только один, в дневное время закрывается на одну дверь с обычным внутренним замком.

Само отделение располагается на пятом этаже здания, построенного в 2002 году. Во всех окнах отделения стоят деревянные стеклопакеты, о качестве которых говорит характерный факт: все они заклеены бумагой даже летом. На всех окнах металлические решётки. Кстати, решётки на окнах в психбольнице только в мужском отделении, в остальных отделениях решёток нет.

Отделение рассчитано на чуть более чем 60 человек, имеет 16 палат в основной массе по 4-5 коек, из них две палаты (№№6, 7) наблюдательного поста, рассчитанные на 20 человек, но очень часто в связи  с отсутствием мест вновь поступающих пациентов кладут прямо на пол.  Также отделение включает две одноместные палаты, предназначенные для инвалидов и ветеранов войн. С душевыми с холодной водой (горячей просто не бывает), унитазами,  новым постельным бельём и большими подушками. Но по прямому назначению указанные VIP-палаты соответствующим пациентам не предоставляются. Вместе с нашим источником в отделении находились и ветераны ВОВ, и воины-интернационалисты («афганцы»), и инвалиды без ног(и), но никому из них положенные палаты врачебным персоналом и руководством отделения не предоставлялись, хотя и пустовали.

Так как наш молодой человек психическими заболеваниями (расстройствами) не страдал, всем было хорошо известно, что он незаконно закрыт по персональному указанию руководства областного УКГБ, никакой опасности для окружающих не представлял, то его после наблюдательной палаты разместили в палату №16, расположенную аккурат напротив единственного выхода на свободу. Буквально в паре шагов.

Как потом оказалось, у этого был ещё и скрытый замысел. В стране шла призывная кампания, в военкоматах шли медицинские комиссии, призывники массово высказывали мысли об отсутствии желания служить в белорусской армии и так же массово подобных призывников психиатры из военкоматов направляли в психбольницы. То же происходило и в Гродно.

В виду большого потока призывников, которым были выписаны направления на психиатрическое обследование в Гродненскую психбольницу, такое большое количество людей просто не было куда размещать. Наверху было принято решение закрывать призывников прямиком в закрытое мужское психиатрическое отделение. Для этого под них выделили самую крайнюю палату. А чтобы призывники не шугались от мысли нахождения в психушке и постоянного наблюдения пациентов, у которых из-за применения запрещённых во всех цивилизованных странах мира методов лечения и психотропных препаратов (типа аминазина, галоперидола и т.п.) из незакрывающихся ртов безостановочно вытекает слюна, пациенты ходят напрочь перекошенные, с заторможённым сознанием и реакциями, в изношенной, рваной больничной одежде и т.д. и т.п. Их ложили в палату со здоровым человеком.

Стоит ли говорить, что эффект от такой задумки оказался прямо противоположный – у молодых людей, фактически ещё мальчишек, вызывало шок, что в психбольницу, оказывается, закрывают не только людей с проблемами психики, но и здоровых.

Благодаря тому, что через весь ужас отечественной карательной психиатрии прошёл здоровый человек,  которого и после этого не смогли сломать, мы можем описать, что творится в этих многочисленных закрытых карательных учреждениях, которыми застроена вся страна и куда посторонним вход строго воспрещён.

Сразу стоит заметить, что юридически Гродненская психбольница не является каким-либо закрытым спецучреждением с особым режимом безопасности – по бумагам это простое специализированное медицинское учреждение психоневрологического и наркологического профиля. Достаточно сказать, что ещё несколько лет назад это были два  простых диспансера: областной психоневрологический диспансер и областной наркологический диспансер. Но затем с увеличением в Беларуси числа больно умных граждан с идеологически неправильными взглядами, существующему политическому режиму потребовалось увеличение числа психбольниц. Так перед выборами 2006 года в Гродно была создана путём реорганизации психбольница.

Как сообщил наш источник, ему на глаза в конце 2011 г. попадались медицинские истории болезни вновь поступавших пациентов с проставленными нумератором в приёмном отделении порядковыми номерами поступления свыше 4 тысяч. Т.е. только за 2011 г. через Гродненскую психбольницу прошло минимум порядка 5 тысяч человек. Масштабы просто ужасающие. А учитывая, что в той же Гродненской области только областных психбольниц несколько и гродненская далеко не с самыми большими возможностями - в той же Лидской областной психбольнице «Островля» существует целых два мужских отделения, рассчитанных на одновременное удержание более 100 человек мужского пола - то реальные масштабы борьбы режима с собственным народом страшно оценить и представить.

И хотя, как уже говорилось, Гродненская психбольница и числится по документам простым лечебным учреждением с обычным режимом содержания и в ней нет, например, сотрудников милицейского подразделения охраны, но фактически она является спецучреждением закрытого типа со строгим режимом наблюдения и содержания, подобно самой страшной психбольнице страны - республиканской психиатрической больнице «Гайтюнишки» (Вороновский р-н, Гродненская обл.), предназначенной для содержания и принудительного лечения по определениям судов душевно больных, совершивших опасные деяния и представляющих по своему психическому состоянию и характеру содеянного особую опасность для общества, нуждающихся в больничном содержании и лечении в условиях строгого наблюдения. Проще говоря, там содержат убийц, маньяков, педофилов, насильников и тому подобный спецконтингент.

В Гродненской психбольнице в мужском отделении сразу в двух местах висит внутренний распорядок дня, где чёрным по белому указано время для ежедневных прогулок пациентов на улице. Но в действительности никто из них в последние годы никогда не видел солнца и не дышал свежим воздухом, не совершал ежедневного моциона, не наблюдал за бабочками, не нюхал цветы, не слушал пение птиц… Любой выход за пределы отделения им строго запрещён. Хотя право на прогулки установлено законами, ведомственными актами Минздрава и внутренними положениями психбольницы.

Показательно, что даже преступники в тюрьме имеют право на ежедневные прогулки, а люди из-за своих заболеваний или по указанию КГБ, направлениям военкоматов попавшие в Гродненскую психбольницу лишены элементарных прав.

Кстати, навязанный администрацией спецрежим закрытого содержания можно легко объяснить тем обстоятельством, что бывший заведующий мужским отделением Александр Мурин (возглавил отделение в двадцать с лишним лет), а ныне пониженный до простого врача-психиатра и лишь изредка исполняющий обязанности зав. отделения, и его молодая коллега, врач-психиатр указанного отделения Ирина Солопенко ранее начинали свою медицинскую карьеру именно в спецпсихбольнице «Гайтюнишки», откуда и перенесли условия содержания пациентов в Гродненскую психбольницу. В которой лечатся, в том числе и люди с простой бессонницей, депрессиями, призывники периодически проходят психиатрическое обследование.

К слову, все призывники, поступавшие в закрытое мужское отделение, тут же отдавали персоналу по его требованию свои мобильные телефоны, ноутбуки, смартфоны, MP3-плееры и даже часы.

Через пару дней поток призывников всё увеличивался и увеличивался, и администрации психбольницы пришлось отдать под них ещё и 15-ю палату, а затем и 14-ю.

Каждый призывник находился в психушке от одного дня до бесконечности. Один из парней, как прилёг для прохождения психиатрического освидетельствования, так там и продолжал оставаться, когда наш источник уже выписывался.

Призывники всё время проводили в палате, боясь выходить на коридор и соприкасаться с остальными «клиентами» психбольницы, лишь выходили общаться с посетителями, приходившими к ним. На улицу, на прогулки их, естественно, никто не выпускал и даже не собирался этого делать. Телевизор, и тот без телевизионной антенны, разрешается там смотреть только с 17:00 и максимум до 20:00, затем он изымается в закрытое помещение комнаты отдыха медперсонала.

Произошло даже несколько конфликтных ситуации призывников с администрацией. Первая случилась, когда в палату зашёл и.о. зав. отделения А.Я.Мурин, один из юношей заявил ему, почему его как призывника положили в закрытое отделение, если обязаны были положить в относительно нормальное отделение пограничных состояний. На что и.о. завотделения заявил, что всех призывников ложат именно в мужское отделение. На что призывник заявил, что это лож, так как его друг, с которым их военкомат вместе направил на психиатрическое обследование в психбольницу, помещён именно в то отделение, а не сюда. Прижатый к стенке фактами и.о. завотделения вынужден был при всех признать, что по закону призывников действительно должны размещать в том отделении, но из-за большого числа призывников,  направляемых психиатрами военкоматовских комиссий, их вынуждены закрывать в мужское отделение на общих основаниях с поражением в правах.

Второй конфликт произошёл после того, как в отделение и палату поступил очередной призывник, пришедший в ужас от того, что в психбольницу в Беларуси, оказывается, закрывают и психически здоровых людей и попасть туда может каждый, но не каждый может оттуда выйти. Он потребовал вызвать лечащего врача и заявил, что отказывается от психиатрического обследования по направлению военкомата, потребовав немедленно его выписать. На что его лечащий врач и по совместительству ассистент кафедры психиатрии ГГМУ заявила, что если он откажется от прохождения психиатрического обследования, то его привлекут к ответственности за уклонение от призыва. На что он заявил, что лучше уж так, чем не выйти из психушки. Написал заявление об отказе и был таков. В общей сложности он провёл в психбольнице всего часа два.

Остальные же призывники подвергались комиссионному психиатрическому обследованию. Правда, оно было специфического характера. Как рассказывали сами призывники, прошедшие через этот цирк, ты просто заходишь, а кто-нибудь из врачей в присутствии кучи интернов задаёт прямой вопрос: хочешь служить в армии? А на выбор два варианта ответа: да, хочу, и тогда свободен или нет, не хочу, и тогда получаешь диагноз и автоматом ставишься на психиатрический учёт. Последний вариант полностью освобождает от армии, но при этом молодой человек получает «белый билет» с полноценным диагнозом психического заболевания (расстройства), с которым в любой момент можно загреметь на длительное время обратно в психушку и там питаться одними уколами и таблетками,  нельзя получить  водительские права, нельзя работать на работах с определёнными условиями труда, например, на высоте. Также заказан путь в ОАЦ, КГБ, МЧС, милицию, инкассацию, прокуратуру, на госслужбу и т.д.

Правда, последнее особо ушлых парней не пугало. Они были серьёзно настроены не идти служить в белорусское «болото». Сам же медперсонал психбольницы учил их, что получить те же водительские права даже при наличии диагноза и психиатрического учёта не составляет абсолютно никакого труда: даёшь взятку нужным людям из администрации ГОКЦ «Психиатрия-наркология» и они просто берут и исключают из электронной базы психиатрического учёта твою фамилию. И всё. Нет фамилии в базе данных, нет и никаких проблем с прохождением водительской медкомиссии. И в армии служить не надо, и  права в кармане. За взятки в этой стране всё продаётся.

И с работой проблем никаких, даже на высоте. Тот же психиатрический учёт действителен только на территории Республики Беларусь, в любой другой стране он не имеет абсолютно никакой силы. Едешь на заработки в ту же Россию и работай хоть на высоте, хоть космонавтом.

Призывники так и рассуждали, чего, мол, терять полтора года в белорусской армии с отмороженной дедовщиной, поборами, беспределом офицеров, если на той же стройке в России можно без проблем зарабатывать по 1,5-2 тысячи долларов в месяц. Да и на стройках в Минске можно иметь чуть меньшие деньги. А с психиатрического учёта в любом случае затем снимут, если не будет залётов в психбольницу. Глядишь, а там уже и призывной возраст (до 27 лет) минул.

Страшно, что при всей этой карательной системе присутствует будущее поколение психиатров (интерны), которые затем так же будут послушным инструментом в руках режима.

Как говорил сотрудник администрации психбольницы, чьи данные по понятным причинам не могут быть публично указаны, психиатры из военкоматов направляют в психбольницу едва ли не всех подряд. Доходит до того, что у парней могут стоять не очень высокие оценки по поведению чуть ли не в младших классах или быть не самая лучшая характеристика из школы, и их на этом основании направляют на психиатрическое обследование.

Пошутил с психиатром – получи направление в психбольницу. Неоднозначно отозвался о белорусской армии, своём желании служить в ней, тратить на неё свои лучшие годы, не так выразился о руководстве страны, Лукашенко, имеешь отношение к оппозиционным структурам и молодёжным движениям (кроме БРСМ) – получи и распишись: надлежит прибыть в психбольницу для прохождения психиатрического обследования.

А в психбольнице уже целая комиссия задаёт единственный вопрос: хочешь служить в армии? И если вдруг первоначально не желая и не возжелав служить, побыв некоторое время в закрытом отделении психбольницы среди здоровых людей, то сам окажешься среди них. Но если понял, что от тебя требуется, то иди брей голову и наматывай портянки.

Кстати, Гродненская психбольница отличается не только жуткими условиями содержания, но и процедурой психиатрического обследования призывников.

В тех же «Новинка» (РНПЦ психического здоровья) призывники содержатся не менее десяти дней. В Гродно же умудрялись некоторых обследовать за день-два. Десять дней не держали никого, кто пребывал там одновременно с нашим «чекистом». Хотя, казалось бы, основания и порядок стационарного обследования при решении вопроса о годности гражданина по состоянию его психического здоровья к службе в качестве военнослужащего Вооружённых Сил Республики Беларусь и других воинских формирований регламентированы одними и теми же законодательными и правовыми актами. Минская и Гродненская психбольницы должны руководствоваться едиными положениями, но гродненским психиатрам стандарты не писаны.

Хотя и в «Новинках» критическая ситуация с ужасающими масштабами направляемых на психиатрическое обследование призывников. В республиканской психбольнице даже существует целое специализированное отделение для призывников, но  его возможностей катастрофически не хватает. Призывников разбрасывают по остальным мужским психиатрическим отделениям.

Но, правда, условия их пребывания там принципиально отличаются от содержания призывников в Гродненской психбольнице. В Минске призывники спокойно могут выходить из отделения на несколько часов в первой половине дня, а затем ещё несколько часов гулять после обеда и до вечера. Установлены и общие прогулки для отделений. А раньше так вообще там было, что пациентов отпускали домой на выходные, но подобную практику затем прекратили.

Формально, прогулки можно совершать лишь по территории больницы,  но,  во-первых, там территория большая, а во-вторых, пациенты свободно выходят за пределы больницы даже через центральный КПП, потому что охрана не может отличить пациента от не пациента, если тот выходит в обычной одежде.

Так что в «Новинка» условия содержания для призывников сродни санаторию с плохим питанием, с ужасной обстановкой, мебелью и грубым отношением медперсонала. А вот содержание в Гродненской психбольнице такое, что не в каждой крытой тюрьме настолько нечеловеческие условия.

В общей сложности по всей стране по такой схеме карательной психиатрии ежегодно подвергаются тысячи белорусских юношей. Чтобы понять, каковы масштабы репрессий, укажу, что в ходе призыва 2012 года на срочную службу было призвано около 20 тысяч призывников.

Записи из этого журнала по тегу «психиатрия»

Комментарии

( 4 комментария — оставить комментарий )
doom90
23 фев, 2013 14:43 (UTC)
Согласен
boris_kotikoff
24 фев, 2013 19:58 (UTC)
ИМХО, вопрос больше к медицинским работника и к клятве Гиппократа, чем к сотрудникам спецслужб.
d_zholik
24 фев, 2013 20:22 (UTC)
Гэбэшники изначально понимали, на что толкают медиков, ибо на свой же документ поставили ограничительный гриф "ДCП". Хотели всё максимально засекретить, чтобы о их причастности не знало лицо, в отношении которого они пошли на должностные преступления. А медики... У нас такие медики, что им лишь бы "положить" себе в карман.

Положение о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения:
6. Должностные лица, принявшие решение об отнесении служебной информации к разряду ограниченного распространения, несут персональную ответственность за обоснованность принятого решения,
соблюдение ограничений, предусмотренных пунктом 3 настоящего Положения.
7. Служебная информация ограниченного распространения без санкции должностного лица, принявшего решение об отнесении ее к разряду ограниченного распространения, не подлежит разглашению (распространению).
8. За разглашение служебной информации ограниченного распространения, а также нарушение порядка обращения с документами, изданиями, содержащими такую информацию, работник организации может быть привлечен к дисциплинарной или иной предусмотренной законодательством ответственности.
p_sokolovski
27 фев, 2013 17:35 (UTC)
Жесть товарищи...
( 4 комментария — оставить комментарий )